SociologyZone
подробно о социологии

Русская интеллигенция и культура
Страница 1

Именно духовная структура российского общества во многом определила характер деятельности русской интеллигенции. В тех длительных и многочисленных спорах о роли и судьбах русской интеллигенции, которые велись на протяжении десятилетий, мы найдем начальную общую социологическую схему, если выделим узкое и широкое понимание этого термина.

Из многих разнообразных определений русской интеллиген­ции в узком смысле мы выбираем, как наиболее точное, то, кото­рое дал в 1926 г. известный русский мыслитель Г.П.Федотов: «Го­воря простым русским языком, русская интеллигенция «идейна» и «беспочвенна». Это ее исчерпывающее определение». Идей­ность раскрывается как приверженность идеалу, практически за­меняющему религию, но возникшему не как «божественное от­кровение», а построенному в теоретическом мировоззрении. Идей­ность основана на этически окрашенном рационализме, изгоня­ющем иррациональные или мистические начала, и поэтому по большей части противопоставлена религии. Беспочвенность пред­стает как отрыв от национальной культуры, государства, религии и даже быта, от всех органически выросших социальных и духов­ных образований. Амплитуда идейных поисков и утверждений, присущих интеллигенции, может быть весьма широка: от всесто­ронне развитого мировоззрения, включающего обоснование спра­ведливого порядка, до нигилизма и безверия.

Очевидно, что такое определение интеллигенции не охваты­вает всех лиц умственного труда или тех мыслителей и деятелей культуры, которые так или иначе примыкали к существующим структурам или были «укоренены» в социальной жизни и народ­ном быте.

Однако в широком смысле мы определим интеллигентно как го духовное сословие русского общества, в которое входят люди, занятые умственной, духовной деятельностью, как в светской, так и в религиозной сфере, как работающие на ниве просвеще­ния, здравоохранения (огромная масса учителей и врачей), в су­дебных органах (адвокаты), технических профессий (связисты, агрономы, инженеры и т.д.). Хотя большая часть этой интелли­генции состояла на государственной службе (в том числе учите­ля), но ее деятельность так или иначе отвечала интересам всего общества, содействовала просвещению народа, подъему уровня образования, развитию новых видов производства. Это положе­ние способствовало принятию ее принципов умеренности, по­степенности и компромисса, т. е. либерального направления в общественной жизни. Таким образом, интеллигенция в широком смысле, ориентированная на просветительские, либеральные и прогрессистские ценности, играла важную конструктивную роль в преобразовании русской культуры. Ее деятельность способст­вовала постепенному сглаживанию социально-культурных и на­циональных антагонизмов, утверждению идеалов справедливос­ти, прогресса и терпимости, принятию и адаптации достижений западной цивилизации к национально-историческим условиям, расширению народного просвещения и правового порядка в стра­не, межнациональному взаимопониманию и т.д. Во второй поло­вине XIX и начале XX в. эта интеллигенция стала движущей си­лой в процессах модернизации и индустриализации страны на основе использования ее эндогенного потенциала - через собст­венное развитие техники и науки.

Однако возможности этой части интеллигенции были огра­ничены теми социальными и культурными противоречиями, ко­торые накапливались в России и раскалывали общество на верхи и низы, имущих и неимущих. Посредническая прослойка рус­ской культуры, воплощавшая ее либерально-прогрессистскую ориентацию, оказалась слишком слабой, чтобы создать общест­венную систему взаимодействия и взаимопонимания. Радикаль­ная критика клеймила эту часть интеллигенции как «соглашате­лей», «приспособленцев» и «героев оговорочки», резко осуждала позицию умеренности и постепенности в пользу радикальных преобразований.

Оппозиционность радикальной интеллигенции по отношению к самодержавию резко усиливали ее социальный критицизм, пре­небрежение к самоценным, автономным формам духовности и отрицательное (или атеистическое) отношение к религии, то и другое казалось ей ложными и излишними формами деятельности, не приносящими пользы «народному делу». Усиление такого критицизма и прагматизма, отказ от устойчивых нравственных ориентаций способствовали допущению, а затем и утверждению желательности насилия и террора как наиболее эффективного средства радикального переустройства общества. В поисках той социальной опоры, которая поддержит политику социальных пре­образований, радикальная интеллигенция обращалась первона­чально к крестьянству (народничество), затем к люмпен-проле­тариату, накапливавшемуся в России в процессах модернизации, и наконец - к зарождающемуся рабочему классу.

Страницы: 1 2


Другое по теме:

Основные нормативно-правовые акты по правам ребенка. Международные нормативно-правовые акты
Благополучие детей и их права всегда вызывали пристальное внимание международного сообщества. Еще в 1924 году Лига Наций приняла Женевскую декларацию прав ребенка. В то время права детей рассматривались в основном в контексте мер, которые ...

Признаки, функции и структура среднего класса
История показывает, что средний класс в развитых странах с рыночной экономикой формировался достаточно продолжительное время. От уровня социально-экономического развития конкретной страны зависят структура, численность, положение среднего ...

Деятельность социальных служб по защите безработных на примере анализа работы службы занятости
Безработица, как свидетельствуют многие социологические и социально-психологические исследования, имеет исключительно негативные социальные последствия для общества в целом, отдельных его групп и слоев, для семей, для каждого человека. Ср ...